17 Августа
Пятница
09:57


Сколько на Украине политзаключенных?

25.01.2016

306

Количество заключённых по политическим мотивам в различных украинских СИЗО исчисляется сотнями. Однако точного их количества на современной Украине, похоже, не знают даже в СБУ…

Тюрьмы «Незалэжной» переполнены. Политзаключённые сидят в различных СИЗО на Украине – в киевской Лукьяновке, Одессе и Николаеве, Мариуполе и Харькове, Старобельске, Краматорске и Артёмовске (Донбасс), а также Вольнянске (Запорожье) и многих других больших и малых городах Украины.

Их обвиняют в сепаратизме, госизмене, вербовке ополченцев, волонтёрстве и помощи ДНР и ЛНР…

Многие сидят «за телефон». Один из политзаключённых – гражданин России, обвиняемый в «пособничестве» ДНР и сидящий в одном из СИЗО, пояснил:

«За телефон — это 70% арестованных. Имеются арестованные по результатам прослушки звонков из Украины в ДНР. Мол, передача разведданных (даже если просто фраза о проехавшем мимо танке). Ну и корректировщики «Арты» тоже так попадают. Поэтому и говорят — «за телефон»».

В одних украинских СИЗО сидит по несколько человек «политических», в других – десятки, в Харькове, по озвученным самими украинскими властями данным, счёт перевалил за тысячу. Точных цифр никто не знает. Делаются лишь попытки составить списки, отражающие реальное положение вещей, в основном – с помощью самих заключённых и их родных.

Но, например, кто сидит в ставшем печально знаменитом спецприёмнике в Харькове? Том самом, куда, по имеющейся информации, отправляют уже осуждённых, а также… оправданных! Данные об этом вообще отсутствуют…

Ситуацию прояснила Дарья Морозова – омбудсмен Донецкой республики. Она сообщила, что в настоящий момент, по данным аппарата уполномоченного по правам человека в ДНР, Киев незаконно удерживает 1 354 человека.

«Именно столько подали заявления к нам в аппарат. Кроме того, ещё 459 человек считаются пропавшими без вести. Но мы не исключаем, что они также могут находиться в застенках СБУ», – пояснила уполномоченный по правам человека в ДНР.

По данным аппарата омбудсмена ДНР, в рамках официальных обменов всего за время конфликта ополченцы ДНР и ЛНР передали Киеву 317 военнопленных, а украинская сторона освободила 287 человек.

Лилия Родионова – сотрудник Комиссии по делам военнопленных Министерства обороны ДНР, рассказала:

«Положение у них бедственное. Их и военнопленными назвать нельзя – это в основном сочувствующие. Они сидят за связи с ополчением, «за телефон», многие – по надуманным обвинениям. Правда, есть и те, которые воевали или помогали».

Лилия Родионова рассказывает, что среди «политических сидельцев» в украинских СИЗО много больных и раненых, но медицинскую помощь им никто не оказывает. Медикаментов – нет, врачей – тоже нет:

«Мы обращаемся в Красный Крест, но они тоже не помогают – только посещают их, беседуют, фиксируют…»

Те политзаключённые, которые сидят в украинских СИЗО, пребывают в отчаянии: для них единственная надежда обрести свободу – это пройти по обмену на украинских военнослужащих. Но обмен саботирует украинская сторона. При этом многие политзаключенные уверены, что это происходит по вине Донецкой республики. И даже – лично Дарьи Морозовой!

Зная их бедственное положение, иногда их трудно осуждать. Например, как стало известно, очень ждали обмена братья Лужецкие. Но, как сообщается, их снова ожидают одиночные камеры в СИЗО на Галичине, где они сидят уже 15 месяцев по надуманному обвинению в «сепаратизме» и «вербовке бойцов» для ополчения Донбасса.

Лилия Родионова занимается поиском пропавших без вести. Работают сутками напролёт, но работа продвигается с трудом.

«По моему опыту, на Украине все пропавшие без вести – это либо погибшие, либо их взяла СБУ и они сидят», – говорит она.

Не помогает даже вмешательство Организации Объединённых Наций, от которой работает специальная группа, которая собирает информацию о пропавших без вести в ходе событий на Украине.

«В днепропетровском морге есть наши погибшие – по некоторым данным, от 80 до 200 человек с Донбасса. Мы не можем их забрать», – констатирует сотрудник Комиссии ДНР.

К сожалению, не помогают обращения за помощью ни в ООН, ни в Красный Крест, ни в Днепропетровскую обладминистрацию, поясняет Родионова:

«Родственники погибших сами готовы туда ехать, чтобы забрать и похоронить ребят. Но я им не советую – это опасно, СБУ их может запросто там арестовать».

И, соответственно, пополнить ими ряды тех сотен «государственных преступников», которые в нечеловеческих условиях, на баланде и под пытками уже много месяцев, а кто и по году-полтора сидят в СИЗО за «измену родине». Только вот вопрос, считают ли они родиной эту новую националистическую, бандеровско-порошенковскую Украину?

А политзаключённые – взывают о помощи. Но, кроме родных, им мало кто помогает. По всей России ходят толпы доброхотов, изображающих из себя «сыновей лейтенанта Шмидта» и собирающих помощь для нуждающихся на Украине. Но до политзаключённых она часто, увы, не доходит…

По материалам ukraina.ru